Здравствуйте, леди! И вы, мой добрый господин, вы тоже здравствуйте.
Как это все-таки удачно, что вы зашли в Имбирвилль. У нас как раз по случаю именно сегодня завезли два пуда Несказанного Счастья, и именно сегодня летает особенно приставучая стайка Рыжих Бабочек Счастья. Что? Ах, да! Забыла вас предупредить. Это в иных местах – Синие Птички, а у нас, в Имбирвилле – Бабочки. В конце-то концов, нам с вами какая разница – в каком обличье и какого колеру прилетит к нам счастье, а? Да-да. Прилетит. Или придет. Хотите вы того или нет. Вы разве не заметили? На вас уже во-о-он сколько пыльцы с крылышек попало, так что придется, придется вам теперь жить счастливыми. А-а-а! Вы улыбнулись? Господи-боже мой, вы даже не представляете, как вам это к лицу. Носите эту улыбку почаще, договорились?
Что-то я вам хотела еще сказать здесь, на пороге – и забыла… Неважно. Я скажу попозже. Проходите же. Я вас очень ждала.
Да-да. Именно вас, моя прекрасная леди. И именно тебя, милорд. Именно тебя.

среда, 26 марта 2014 г.

День Апельсиновых Сосулек. Главка Вторая. Серебряная...




«Как известно, имбирвилльские коты
Гордо носят несравненные хвосты...» -
так начал расплачиваться песенкой скрипач на усах из оркестра Котового Имбирвилльского Хора им. Цуцыка Пульхерий фон Страдивариус. И Квазиморда фон Бельмондо, Вторая Флейта Коктейльных Трубочек, обиделся...
Тут надобно все-таки напомнить, что этот самый Бельмондо – кот, безусловно, потрясающих музыкальных и прочих котовьих достоинств, а также приятнейший во всех отношениях господин, вот прямо от макушки до кончика... гхм. Извините. Дело-то в том, что Квазимордик родился без хвоста. Совсем. Но – тс-с-с-с! Мы вам этого не говорили, а вы этого не слышали - потому что по официальной версии, указанной во всех пресс-релизах, хвост все-таки есть, только он лысый. Честно скажем, эта версия заставляет имбирвилльских журналистов совершать настоящие чудеса словесной эквилибристики, чего стоит хотя новость о метелочке! Прочитать новость

Теперь вам понятно, почему Вторая Флейта обиделся? Да так, что вожделенное блюдо сногсшибательных коврижек, политых подснежниковым медом, перестало быть вожделенным, мед показался горьким, а жизнь - тяжелой и полной оглушительных фиаско. Так обиделся, что хоть плачь. И огромная, во-о-от такая слеза медленно выкатилась из котовьих глаз и с хрустальным звоном упала на стол: «Дззззынь! Кап!» В кондитерской стало ужасно тихо, а Пульхерию – ужасно стыдно: как же он, такой эмоциональный, такой чувствительный, такой тонко чувствующий музыкант посмел забыть про Квазимордовское горе! А еще друг называется! Он попытался что-то сказать, но и из его глаз пролилась не менее огромная слеза: «Дзззынь!! Кап!!» «Дззззынь! Кап!» - заплакала лакричная пфеффелька. «Дззззынь! Кап!» - нарисованная слезинка скатилась с щечки Сюси-Пуси. «Дззззынь! Кап!»
«Чирик?» - вежливо сказал кто-то на подоконнике, и все посмотрели в сторону окна. Десять Почтовых Голубей в спецперьях отделения «Имбирвилль-Карго» с увесистым пакетом в клювах посмотрели на смотрящих. «Ой» - сказал кто-то, и в кондитерской  началась суматоха: одни посетители открывали окно, другие судорожно вытаскивали угощательные печеньица, третьи расчищали стол для пакета: все успели прочесть надпись красными суровыми буквами «НЕ КАНТОВАТЬ!!!!» Суперкарго снисходительно кивнул в знак благодарности и осведомился:
«Кто из вас, мессиры, будет господин Квазиморда фон Бельмондо?»
Все притихли: уж что-что, а мессирами в Имбирвилле еще не обзывались ни разу... Квази горестно вздохнул и скорбно отозвался, что он, он мессир, а что?
«Вторая Флейта Коктейльных Трубочек из оркестра Котового Имбирвилльского Хора им. Цуцыка» - уточнил суперкарго и клювом поправил одно перо на крыле: во всем должен быть порядок!
«Ну, вторая,» - еще сильнее помрачнел фон Бельмондо.
«Получите, распишитесь и не забудьте добавить ребятам крошек за такелажные работы,» - важно сказал Голубь.      
«Ну не тяни же Пульхерия за хвост!» - нетерпеливо выдохнули присутствующие хором. – «Распаковывай поскорее!»
Квазиморда потянул серебряную бечевку, развернул шуршащую посеребренную бумагу и...
И...
И все ахнули: в дрожащих лапках Бельмондо держал неописуемой красоты пушистый серебряный хвост с изящной застежкой для... гхм... для места, так сказать, произрастания хвостов. «Несравненной Второй Флейте Коктейльных Трубочек от поклонника, пожелавшего остаться неизвестным» - вот что было выгравировано на застежке изящным рондо.
«Ха-ха-ха!» - смеялась Серебряная Денежка, которая, оказывается, давно уже висела на Квазимордовой шее.
«Ха-ха-ха!» - смеялась вместе с ней бывшая королева Селёдкина.

Комментариев нет:

Отправить комментарий