Здравствуйте, леди! И вы, мой добрый господин, вы тоже здравствуйте.
Как это все-таки удачно, что вы зашли в Имбирвилль. У нас как раз по случаю именно сегодня завезли два пуда Несказанного Счастья, и именно сегодня летает особенно приставучая стайка Рыжих Бабочек Счастья. Что? Ах, да! Забыла вас предупредить. Это в иных местах – Синие Птички, а у нас, в Имбирвилле – Бабочки. В конце-то концов, нам с вами какая разница – в каком обличье и какого колеру прилетит к нам счастье, а? Да-да. Прилетит. Или придет. Хотите вы того или нет. Вы разве не заметили? На вас уже во-о-он сколько пыльцы с крылышек попало, так что придется, придется вам теперь жить счастливыми. А-а-а! Вы улыбнулись? Господи-боже мой, вы даже не представляете, как вам это к лицу. Носите эту улыбку почаще, договорились?
Что-то я вам хотела еще сказать здесь, на пороге – и забыла… Неважно. Я скажу попозже. Проходите же. Я вас очень ждала.
Да-да. Именно вас, моя прекрасная леди. И именно тебя, милорд. Именно тебя.

среда, 26 декабря 2012 г.

Цилиндр г-на Первый Снег

Имбервилль
Лучше всего Мир видно из своего окна, это всем известно. Тогда и угол зрения правильный, и освещение подходящее, и открываются уходящие далеко-далеко за го-ри-зонт перс-пек-ти-вы. Уф. Хорошие слова – го-ри-зонт и перс-пек-ти-вы, только ужасно трудные и совершенно непонятные. Но это пока.
Матвейка сидел на подоконнике и смотрел на Мир. Что-то в Мире было не так, чего-то не хватало.
– Ну я же помню, помню! – думал Матвейка. На самом-то деле помнил он очень-очень смутно, потому что это было ужасно, УЖАСНО давно. – Такие белые, такие красивые, такие кру-жев-ны-е.
Что такое «кру-жев-ны-е», Матвейка не знал. Но он однажды слышал это слово от имбирвилльского мэра и понимал, что это что-то очень-очень красивое. Почти как парадная манишка господина мэра, которая была на нем в тот важный день, когда он присоединил Подоконник-с-улицы-NN к территории Имбирвилля.
– Где же они? Они уже должны быть… – думал Матвейка. Почему они «должны» и почему «уже», он не смог бы объяснить даже за два сырника, но чувствовал, что уже должны – и запятая (сказать «точка» он постеснялся). – С ними было бы лучше. Красивее. Веселее.
Вот как раз в этот момент широкая улыбка озарила матвейкину рожицу. Если бы господин мэр увидел эту улыбку, он бы сразу понял, что Матвейка что-то задумал и насторожился. Но господин мэр был ужасно занят каким-то Очень Важным Делом. По одним сведениям – он присоединял к Имбирвиллю Угловой-Желтый-Шкаф, по другим – подбирал одним пальцем на спрятанном в этом шкафу пианино мелодию к прелестной песенке «Ах моя милая Марта…» Мелодия была очень сложная и начиналась так: до, ре, ми, фа, соль, ля, си… Дальше этого места господину мэру никак не удавалось продвинуться вот уже второй год.
Матвейка впорхнул с подоконника и на цыпочках прокрался в дальнюю комнату, входить в которую ему строго-настрого не разрешали. Вообще-то, он был послушным мальчиком, но как быть, если он вдруг вспомнил, что там, в Самой Потайной Почтовой Коробке лежала очень странная шапочка. Она была большая, совершенно неудобная и очень-очень белая. Белее, чем козье молочко, Филечкины лапки и листочек бумаги, на котором он рисовал каляки-маляки.
– Шапочка ведь белая, – размышлял Матвейка. – И эти, кру-жев-ны-е, они тоже белые. Это неспроста! – решил он.
Самую Потайную Почтовую Коробку искать пришлось долго. Во-первых, потому, что он старался не шуметь, а во-вторых, коробка была настолько потайной, что пряталась даже от своего хозяина и не откликалась ни на какие «кыс-кыс». В конце концов она нашлась. В Самом Потайном углу. Ну где ж ей ещё было быть?
Матвейка вынул из коробки свой трофей. Какая все-таки странная шапочка! То ли дело его, матвейкины – разноцветные, мяконькие, с большими помпонами или кисточками. А эта больше похожа на ведро. Ну или на кастрюлю. И он поскорее засунул туда нос – посмотреть, что же там внутри? вдруг компот?! Внутри что-то тихонько шуршало, скрипело и щекотало в ноздрях. Матвейка чихнул, а оттуда… А оттуда вдруг как брызнули эти... ну как же их… Белые! Красивые!! Кру-жев-ны-е!!! И они полетели! На шкафчик! И на другой шкафчик! И на полку! И на окно! И…
– Ур-р-р-ра! – закричал Матвейка. – Ур-р-р-ра!!!! Смотрите, что у нас есть!
– Ур-р-р-ра! – господин мэр Имбирвилля немедленно прибежал на матвейкин радостный клич. На кончике его уха болталась нотка до, убежавшая из надоевшего ей за два года романса.
– Ой, Матвейка, какие красивые снежинки! Какие кружевные!
– Сне-жин-ки, сне-жин-ки, сне-жин-ки! – вспомнил наконец-то Матвейка, как называются эти… ну - которые кру-жев-ны-е.
– Да, но откуда у тебя цилиндр господина Первого Снега? Ведь без цилиндра он не сможет прибыть на вокзал Имбирвилля в точном соответствии с имбирвилльским железнодорожным расписанием! Бедный господин Первый Снег… Бедный Начальник Вокзала… Бедные, бедные часы… – господин мэр замолчал, а Кукушка-без-Ходиков, которая с недавних пор жила исключительно на мэрском плече, надулась и отвернулась.
– Это всё Звездные мышки, – улыбнулся Матвейка.
 
Но это уже совсем другая сказка.
 
© Динь Имбирвилльсен, сказочник
Имбервилль Имбервилль
Имбервилль Имбервилль
Имбервилль Имбервилль
Имбервилль Имбервилль
Имбервилль Имбервилль
Имбервилль Имбервилль
За снежинки спасибо моей подруге Марусечке. Это она втравила меня в это мероприятие. Конечно же, нет ни-че-го важнее вырезывания снежинок из кальки, папиросной бумаги и упаковки из-под сотового. Такая ерунда, как несшитые гардины, занавески и полог, такой пустяк, как неповешенные светильники и ночничок, такая несущественность, как аврал, конец года, неоплаченные счета, необжитая Ярмарка Мастеров etc выеденного яйца не стоят на фоне упоительного щастья от процесса созидания иллюзий.
Имбервилль Имбервилль Имбервилль
Имбервилль Имбервилль Имбервилль
Имбервилль Имбервилль Имбервилль
Маруськины ссылки:
Лично мое детское воображение потрясли балеринки и елочка на окошке. Хотела, очень хотела такое окошко!!!! Не судьба, как-нибудь в иной жизни.
Имбервилль Имбервилль
Имбервилль Имбервилль
Имбервилль
Пы.Сы. Соскучились по пфеффелькам? Тс-с-с… Не будите: они набираются сил перед дорогой. Между прочим – там, на дне цилиндра лежат кое-какие фотки: вы ведь не думаете, что если девочки из бязи и шнурков, то они упустят возможность покрутиться всласть перед объективом?
Имбервилль

2 комментария:

  1. Какая милая фотосессия)))) Чудесный малыш!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, он золотко. Не смогла я выбрать парочку фоток - они все такие чудесные были))) И цилиндр у нас этот жив (что удивительно), попробуем еще попозировать - как снежинок навырезаем...)))

      Удалить