Здравствуйте, леди! И вы, мой добрый господин, вы тоже здравствуйте.
Как это все-таки удачно, что вы зашли в Имбирвилль. У нас как раз по случаю именно сегодня завезли два пуда Несказанного Счастья, и именно сегодня летает особенно приставучая стайка Рыжих Бабочек Счастья. Что? Ах, да! Забыла вас предупредить. Это в иных местах – Синие Птички, а у нас, в Имбирвилле – Бабочки. В конце-то концов, нам с вами какая разница – в каком обличье и какого колеру прилетит к нам счастье, а? Да-да. Прилетит. Или придет. Хотите вы того или нет. Вы разве не заметили? На вас уже во-о-он сколько пыльцы с крылышек попало, так что придется, придется вам теперь жить счастливыми. А-а-а! Вы улыбнулись? Господи-боже мой, вы даже не представляете, как вам это к лицу. Носите эту улыбку почаще, договорились?
Что-то я вам хотела еще сказать здесь, на пороге – и забыла… Неважно. Я скажу попозже. Проходите же. Я вас очень ждала.
Да-да. Именно вас, моя прекрасная леди. И именно тебя, милорд. Именно тебя.

суббота, 29 декабря 2012 г.

Письмо деду Морозу

Имбервилль
Самое лучшее, что есть в сказке – это ее начало. Потому что даже хороший, веселый или счастливый конец – это все-таки конец. То ли дело – начало.
 
– А знаешь что, Матвейка... – начал господин мэр.
– Что? – спросил Матвейка и даже перестал щекотать нотку до за пятку. Он ведь был очень вежливый мальчик, а ещё ему было интересно.
– А знаешь что, Матвейка... – повторил господин мэр: ему ужасно понравилось такое начало сказки, признаться, он даже подумывал, не начать ли так еще парочку. – Теперь, когда мы вернули цилиндр его хозяину, господин Первый Снег вот-вот прибудет на вокзал и в свою сказку в полном соответствии с имбирвилльским железнодорожным расписанием. А это значит, что теперь мы можем начать ждать ещё одного гостя... – и тут господин мэр взял МХАТовскую паузу: в молодости он как-то раз побывал во МХАТе. Правда, он быстро устал и уронил паузу. Всё-таки тяжёлые паузы во МХАТе…
– Деда Мороза!
– Деда Мороза? – переспросил Матвейка.
Господин мэр посмотрел на часы и извинился перед кукушкой. Любой мэр, если он хороший (а уж наш-то самый лучший, вы мне поверьте) не должен оставлять время надолго без присмотра. Это все понимают, даже только что проклюнувшийся из яйца имбирвилльский цыпленок. Вот только кукушка мэрских часов…
В прошлом году господин мэр занимался огромным множеством Очень Важных Дел. Он устраивал Капу Провансаль в её новом домике, он думал, куда расселить пфеффелек, он утешал недоцелованных имбиррр-ля-муррчиками обиженных жителей Имбирвилля, он договаривался о поставках муки и лунных цукатов для Большой Марты. Он... В общем, дел было невпроворот!
И, конечно же, господин мэр постоянно смотрел на часы и часто спрашивал у кукушки, который час. Как-то раз она заорала на весь Имбирвилль:
– Ты совершенно не уделяешь мне внимания! Смотришь на свои дурацкие часы (вообще-то часы было общие, в конце концов, кукушка в них и жила), все время задаешь дурацкие вопросы… – И она противным голосом передразнила господина мэра: – «Где поселить пфеффелек?», «Где взять муку?», «Почему имбиррр-ля-муррчики так мало целуют имбирвилльцев?» Ты совсем не любуешься моими перышками! А когда, ну вот когда ты в последний раз поинтересовался, почему я не пою? Ты хоть знаешь, когда я пела последний раз? Отвечай! Когда? Да не куковала, а пела! Все, пришел конец моему терпению! К ласточкам! На юг!
И кукушка, гремя крыльями, вылетела из часов и улетела на юг с ласточками, оставив господина мэра в полнейшем расстройстве и недоумении. И не было ее, между прочим, целый год. Целый большой круглый год. И второго такого года господин мэр очень не хотел.
– Дед Мороз – это такой дедушка. Толстый, добрый, с большой белой бородой. А главное, он умеет исполнять желания!
– Же-ла-ни-я? – Матвейка покатал на языке новое слово. Слово было круглым, ужасно вкусным, но, к сожалению, еще неизвестным.
– Желание – это когда ты сильно чего-то хочешь…
– Конфету! – радостно закричал Матвейка. Совсем недавно на одну некруглую дату в своей жизни он получил трюфелину в восхитительно шуршащем красном фантике и теперь смутно тосковал – то ли по той трюфелине, то ли по ощущению праздника.
– Нет... Конфета – это разве желание? Это подарок. Дед Мороз обязательно привезёт тебе конфету, только это не желание. Как же тебе объяснить...
Господин мэр посмотрел на часы и извинился перед кукушкой. Кукушка нехорошо задышала, перепорхнула на матвейкино плечо и что-то ему прочирикала.
– А-а! – воскликнул Матвейка и улыбнулся. – Же-ла-ни-я! Во-он оно что… И он немножко помолчал.
– А Дед Мороз знает мои же-ла-ни-я? – вдруг нахмурился он. – Все-все-все?
Господин мэр посмотрел на часы и извинился перед кукушкой. Подумал – и извинился еще раз. Потом стремглав выбежал из комнаты, и вернулся через минуту с цветными карандашами и пачкой бумаги.
Матвейка – кто бы сомневался – выбрал оранжевый карандаш, задумчиво погрыз его кончик, а потом решительно и быстро нарисовал на бумаге своё же-ла-ни-е. К сожалению, писать буквы он еще не умел. Господин мэр… Да. Да: господин мэр посмотрел на часы и извинился перед кукушкой. Кукушка сделала вид, что она с ним незнакома.
– А давай, – сказал господин мэр Матвейке – в этом году ты расскажешь мне о своих желаниях, я их все-все-все запишу, а потом мы вместе отправим Деду Морозу письмо?
И Матвейка стал рассказывать господину мэру обо всех-всех-всех своих же-ла-ни-ях.
…Писали они недолго – всего каких-то полтора часа. Господин мэр то и дело смотрел на часы и каждый раз извинялся перед кукушкой. Под конец он довел ее до белого каления и долго-долго уговаривал не улетать к ласточкам. Уговорил. Но с трудом.
– Ну вот, – сказал он, переведя дыхание. – Сейчас мы свернем письмо в трубочку...
– Рисунок не забудь! – закричал Матвейка.
Господин мэр взялся было за часы, но побоялся рассердить кукушку.
– Не забуду, – очень серьезно пообещал господин мэр, свернул и письмо и рисунок, а потом перевязал их ленточкой, которую Ванильная пфеффелька от полноты чувств вынула из своей косички.
– А теперь мы с тобой позовем голубя из Службы Почтовых Голубей Имбирвилля и попросим его отнести твое письмо Деду Морозу. Лично в руки. И Дед Мороз узнает обо всех-всех-всех твоих желаниях.
– Главное, чтобы он рисунок посмотрел, – подумал Матвей, но говорить об этом господину мэру не стал.
 
© Динь Имбирвилльсен, сказочник
 
Имбервилль Имбервилль
Имбервилль Имбервилль
Имбервилль Имбервилль
Имбервилль
Имбервилль

Комментариев нет:

Отправить комментарий