Здравствуйте, леди! И вы, мой добрый господин, вы тоже здравствуйте.
Как это все-таки удачно, что вы зашли в Имбирвилль. У нас как раз по случаю именно сегодня завезли два пуда Несказанного Счастья, и именно сегодня летает особенно приставучая стайка Рыжих Бабочек Счастья. Что? Ах, да! Забыла вас предупредить. Это в иных местах – Синие Птички, а у нас, в Имбирвилле – Бабочки. В конце-то концов, нам с вами какая разница – в каком обличье и какого колеру прилетит к нам счастье, а? Да-да. Прилетит. Или придет. Хотите вы того или нет. Вы разве не заметили? На вас уже во-о-он сколько пыльцы с крылышек попало, так что придется, придется вам теперь жить счастливыми. А-а-а! Вы улыбнулись? Господи-боже мой, вы даже не представляете, как вам это к лицу. Носите эту улыбку почаще, договорились?
Что-то я вам хотела еще сказать здесь, на пороге – и забыла… Неважно. Я скажу попозже. Проходите же. Я вас очень ждала.
Да-да. Именно вас, моя прекрасная леди. И именно тебя, милорд. Именно тебя.

суббота, 15 декабря 2012 г.

...как пфеффельки к Матвейке в гости ходили



Матвейка сидел на подоконнике, прижав к стеклу кнопочку носа. В голубых его глазищах плескалась печаль, глубокая, как вечерняя ванна… то есть Великий Имбирвилльский Акиян. За окном было пасмурно, и зачем-то шёл мелкий дождик, такой же противный, как вареный кабачок.

 – Где солнышко? – думал Матвейка. – Ну куда оно делось? Почему не улыбается?

– Хи-хи-хи! – донеслось из глубины комнаты.

– Ну уж нет, в комнате солнышков не бывает, – подумал Матвейка и даже не обернулся: вот так вот обернешься, а солнышко р-р-раз – и прошмыгнет мимо к другому Матвейке, ну уж дудки.

– Хи-хи-хи!! – послышалось из-за спины поближе.

– И не хихикает солнышко никогда… – вредничал Матвейка: на самом-то деле он знал, что оно даже хохотать умеет.

– Хи-хи-хи!!! – раздалось совсем под ухом. Под правым. И Матвейку почесали за ушком. За правым. А потом за левым.

– И за ушком чесать солнышко тоже не умеет, – не сдавался Матвейка. Но в глазищах уже не было грусти, а были только смех и радость, большущие – как горы Имбирвильерры, а они, как всем известно, на целых два миллиметра выше Гималаев!

– Хи-хи-хи!!!! – откликнулся Матвейка и повернулся к пфеффелькам. И почесал за ушком Имбирную Пфеффельку, и Коричную Пфеффельку, и Ванильную Пфеффельку, и Цукатную Пфеффельку, и Вишнёвую Пфеффельку, и Апельсиновую Пфеффельку:

– Сегодня же День Почёсывания За Ушком! – вспомнил он наконец-то.



А потом они все слезли с подоконника и побежали в комнату – играть почтовыми коробками, ездить на хаммере, чесать за ушками Фильку и Гнатку и заниматься тысячей других Самых Важных Дел.



                                                        © Динь Имбирвилльсен, сказочник

Пфеффельки.
Рост 18 см, грунтованная бязь, роспись акрилом и пастелью, флис, кружавчики, пуговки, шнуры, ленточки и - несколько граммов чистейшего рыжего щастья в придачу.. На макушках петелька, поэтому пфеффельки с удовольствием будут работать у вас брелками, подвесками и елочными игрушками, самыми настоящими - теми, которые радуют...
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий