Здравствуйте, леди! И вы, мой добрый господин, вы тоже здравствуйте.
Как это все-таки удачно, что вы зашли в Имбирвилль. У нас как раз по случаю именно сегодня завезли два пуда Несказанного Счастья, и именно сегодня летает особенно приставучая стайка Рыжих Бабочек Счастья. Что? Ах, да! Забыла вас предупредить. Это в иных местах – Синие Птички, а у нас, в Имбирвилле – Бабочки. В конце-то концов, нам с вами какая разница – в каком обличье и какого колеру прилетит к нам счастье, а? Да-да. Прилетит. Или придет. Хотите вы того или нет. Вы разве не заметили? На вас уже во-о-он сколько пыльцы с крылышек попало, так что придется, придется вам теперь жить счастливыми. А-а-а! Вы улыбнулись? Господи-боже мой, вы даже не представляете, как вам это к лицу. Носите эту улыбку почаще, договорились?
Что-то я вам хотела еще сказать здесь, на пороге – и забыла… Неважно. Я скажу попозже. Проходите же. Я вас очень ждала.
Да-да. Именно вас, моя прекрасная леди. И именно тебя, милорд. Именно тебя.

понедельник, 18 ноября 2013 г.

Ванильная Булочка. Девочка, которая печет хлеб




Ванильная Булочка закрывает глаза, от избытка чувств встает на цыпочки и нюхает воздух. Пахнет правильно. Да-да, пахнет вкусной едой, пирогами и булочками, свежевыглаженным бельем и какими-то самыми простенькими цветочками, принесенными ею из ноябрьского уже пустого сада. Пахнет любовью. Ее любовью к тем, кто живет в этом доме вместе с ней. Да вы хоть два мильярда раз высмейте за бездуховность знаменитое «женское счастье в борще», а только... Ванильная Булочка виновато вздыхает, прижимает узелки-кулачки к груди и все-таки тихонько договаривает: уж извините, но вы – два мильярда абсолютно несчастных людей. 

Она открывает глаза и сосредоточенно смотрит на стол: ага, не хватает льняных салфеток – тех, в зеленую клеточку, а вот тарелки изумительны своей белизной – ах, как же будет выглядеть на них ломоть пирога, и надо непременно нарезать пирог так, чтобы он был большим, этот ломоть. Нет, не жалко, совсем не жалко потратить на это несколько минут. Еда красива, так зачем же лишать ее антуража? Глазам нужен праздник, тогда пир душе будет особенно богатым.
Ванильная Булочка вынимает из духовки выпеченный хлеб, долго вынянчивает его с противня, хлопоча над ним как над новорожденным ребенком. Хорош, говорит она с законной гордостью. И он действительно хорош – высокий, румяный, заполняющий своим запахом весь дом и даже улицу. Но главное его достоинство в другом – в том, что он есть. В наше прекрасное время булочных и хлебопекарен в каждом квартале хлеб можно печь только из любви к своим домашним. А пахнет ли в твоем доме любовью? В твоем прекрасном доме, стоящем под самым голубым небом на свете?
...А за окошком другого дома давным-давно темно, звездочки заговорщически подмигивают только тебе одной, и лунная краюшка висит смешной такой тонюсенькой-претонюсенькой скибочкой. Ну вот, подмигивает звездочкам в ответ Ванильная Булочка, разгибает затекшую спинку и с удовольствием нюхает стопочку постельного белья. Оно пахнет горячим утюгом и травкой-полынью. И ах, какие же сны будут сниться сегодня ей и не только ей. 
***
Ох, уж эта нечаянная нежность! Свернулась теплым котенком там, в глубине тебя, и мурлычет, и трогает тебя невесомой лапкой, словно бы проверяя – ты тут? никуда не ушла?
Ну, куда же я от тебя уйду. Я слишком долго ждала, когда ты вернешься. Вот - чувствуешь? Сижу не шелохнувшись, даже дышать боюсь. Тебе там удобно, в душе? Да, извини, немножко не прибрано, чуточку жестковато и вот этого нараспашку давно не было. Давай завтра, хорошо? А сейчас я еще вот так тихонечко посижу и поулыбаюсь в пространство. 

          Не сотворю себе кумира.
          Открой мне, Господи, глаза
          Увидеть лишь частицу мира,
          Где слюдяная стрекоза
          Сидит на пальце у ребенка,
          В камыш впадает та река,
          Где на ветру травинкой тонкой
          Мы прорастаем в облака.
          Под защищенным небосводом.
          Где в лужах небо, а не грязь
          Где пахнет молоком и медом
          И где смеяться можно всласть.







Пфеффелька Ванильная Булочка.
Размер 19 см. 
Материалы пфеффелькины – 
бязь, флис, ленточки, пуговки-бубенчики, 
несколько драгоценнейших граммов счастья в придачу 
и вдобавок – тихая ванильная нежность.

Продается. Цена 750 рублей плюс почтовые расходы.
Покупку можно оформить или в моем магазинчике на Ярмарке Мастеров или написав ts.buffoonery@gmail.com

Doll fortunately Vanila Bun
Size 19 cm. Materials - coarse calico, fleece, ribbons, buttons jingles
Sale. 35$ (postage is included)
if you want to buy this doll – write to me: ts.buffoonery@gmail.com




























2 комментария: