Здравствуйте, леди! И вы, мой добрый господин, вы тоже здравствуйте.
Как это все-таки удачно, что вы зашли в Имбирвилль. У нас как раз по случаю именно сегодня завезли два пуда Несказанного Счастья, и именно сегодня летает особенно приставучая стайка Рыжих Бабочек Счастья. Что? Ах, да! Забыла вас предупредить. Это в иных местах – Синие Птички, а у нас, в Имбирвилле – Бабочки. В конце-то концов, нам с вами какая разница – в каком обличье и какого колеру прилетит к нам счастье, а? Да-да. Прилетит. Или придет. Хотите вы того или нет. Вы разве не заметили? На вас уже во-о-он сколько пыльцы с крылышек попало, так что придется, придется вам теперь жить счастливыми. А-а-а! Вы улыбнулись? Господи-боже мой, вы даже не представляете, как вам это к лицу. Носите эту улыбку почаще, договорились?
Что-то я вам хотела еще сказать здесь, на пороге – и забыла… Неважно. Я скажу попозже. Проходите же. Я вас очень ждала.
Да-да. Именно вас, моя прекрасная леди. И именно тебя, милорд. Именно тебя.

пятница, 14 февраля 2014 г.

Шпендик. Ты мое настоящее сокровище!




Тс-с-с-с! Не мешайте! Шпендик изучает карту. Видите ли, в жизни каждого мальчика обязательно наступает тот самый прекрасный день, когда Марк Твен с книжной полки начинает шептать ему стр-р-рашным заговорщическим тоном: «Клад! Ты должен, ты должен найти клад!»
Должен! Это сильный аргумент для любого лорда, а уж для лорда с сердцем настоящей панды – тем более. И Шпендик твердо намерен изыскать какие-нибудь сокровища – желательно не просто «какие-нибудь», а такие, от вида которых каждая настоящая леди скажет: «Ах!» и с восхищением посмотрит на него, на Шпендика. И, может быть, разрешит поиграть вместе с ней в куличики или даже дернуть ее за ушко с пышным бантиком.
Да-да, поистине прекрасны и высоки мечты нашего лорда – и если вы сами мальчик, то вы его поймете (а если девочка – то готовьтесь, готовьтесь ахать, восторгаться, восхищаться и шептать «О, мой герой...») А что карту только что придумал и нарисовал сам Шпендик – так это же неважно, ведь правда? За клад-то все равно отвечает Марк Твен, вот с него и спрос! Правда, да-авно я не видела, чтобы после слов «с него и спрос» Марк Твены удирали с книжных полок с такой скоростью!  

Шпендик, рыцарь круглой дурочки
Росточек  15 см. Материалы мяконькие и нежненькие – бязь, флис, японский и американский хлопок, атласные ленточки, пуговки, уйма бубенчиков, ирис - и тихий восторг от вашей персоны, много вы такого видели в жизни? Ручки на пуговичном креплении. Самостоятельно не стоит. На макушечке есть крохотная петелька – и вы не волнуйтесь: истинные лорды – существа ужасно ответственные, Шпендик привезет с собой запасную веревочку для нее. Рыцарский слюнявчик  потрясающе хорош, еще ни у кого на турнирах такого не было: он снимается, он двухсторонний, обе стороны невыносимо прекрасны, он украшен аппликацией и бубенцами, от одного звона которых другие рыцари складывают свое оружие и признают даму Шпендикова сердца самой прекрасной на свете.
Уже не продается: рыцарь отбыл к своей даме, и да – я совершенно согласна с ним: Шпендикова дама – дама потрясающая, я ее люблю ничуть не меньше, чем сам Шпендик (и самого Шпендика). Немедленно тоже признавайте ее прекрасной, а то у меня бубенчиков, между прочим, уж точно побольше, чем у самого Шпендика будет – штук пятьсот в комоде и сколько-то там на моем шутовском колпаке моей короне.
Да, да и еще раз да – это не последняя панда, которую я шью. Когда будет следующая – нет, не знаю. Впрочем, меня можно и поторопить. Как? Сказать «Тоша, сшей-ка ты мне судьбу-панду...» И я сошью, да.



2 комментария:

  1. Таня, Шпендик очарователен. Твои игрушки вызывают улыбку))))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Наверное - потому, что на имбирвилльском подоконнике такой климат. Сидишь на нем - и улыбаешься, улыбаешься сама.
      И мне очень радостно слышать, что Шпендик пришелся по душе. Он сла-а-авный.
      Спасибо, Лена!

      Удалить