Здравствуйте, леди! И вы, мой добрый господин, вы тоже здравствуйте.
Как это все-таки удачно, что вы зашли в Имбирвилль. У нас как раз по случаю именно сегодня завезли два пуда Несказанного Счастья, и именно сегодня летает особенно приставучая стайка Рыжих Бабочек Счастья. Что? Ах, да! Забыла вас предупредить. Это в иных местах – Синие Птички, а у нас, в Имбирвилле – Бабочки. В конце-то концов, нам с вами какая разница – в каком обличье и какого колеру прилетит к нам счастье, а? Да-да. Прилетит. Или придет. Хотите вы того или нет. Вы разве не заметили? На вас уже во-о-он сколько пыльцы с крылышек попало, так что придется, придется вам теперь жить счастливыми. А-а-а! Вы улыбнулись? Господи-боже мой, вы даже не представляете, как вам это к лицу. Носите эту улыбку почаще, договорились?
Что-то я вам хотела еще сказать здесь, на пороге – и забыла… Неважно. Я скажу попозже. Проходите же. Я вас очень ждала.
Да-да. Именно вас, моя прекрасная леди. И именно тебя, милорд. Именно тебя.

среда, 16 июля 2014 г.

Элли. Девочка, которая умеет скучать



...А однажды Элли выпросила у TS ее шикарный золотой маркер и кусочек рисовального бристоля: ей очень, ну просто позарез, нужно было написать своей леди. Душа просит – и всё тут. Элли села в уголок, подумала, сосредоточилась, послюнявила маркер и написала:

МАЯ ДАРАГАR N МNЛАR ЛЕДN R САСКУ4ИЛАСЬ ЗА ТАБОЙ

Прочитала, слегка нахмурилась, еще раз прочитала. Что-то было не так... Элли вздохнула и... большущая слезинка капнула на листок, сразу после слова ЛЕДN. Точно! Это же два предложения! «Моя дорогая и милая леди» – и «Я соскучилась по тебе». А в конце предложениев ставится точка, это пфеффелькам как раз вчера рассказывал на уроке пфеффелькописания учитель Биссектрис. И Элли заодно уж поставила точку и после слов ЗА ТАБОЙ.
« Ну как?» - гордо спросила она у Большой Марты и показала свое письмо.
Марта спрятала улыбку и серьезно сказала, что это самое прекрасное письмо, которое она когда-либо читала. В конце концов, если душа просит написать тому, кого ты любишь, то какое имеет значение, в какую сторону смотрят буквы, ведь правда?
Журналисточка Птифур Ле Бонёр,
еженедельный «Пфеффелькин дневничок»




И было завтра, послезавтра, послепосле...
А потом наступил тот день, когда Элька уехала. 
«И я скучаю за тобой, моя маленькая чудесная Элли!» - написала Элькина леди.
Ну, разве можно было задержаться хоть на один денёчек! Мы знаем, что там, за пределами Имбирвилля, люди задерживаются и на годы – как-то странно вы там любите... Если вы, конечно, любите. У нас-то живут иначе, у нас завязываются на ком-то такими узелками – ввек не развяжешь, не разрубишь. Мы-то знаем, каково это – скучать за кем-то, томиться по кому-то, ждать кого-то. Не трудитесь с поучениями – мы слышали, что жить так – это расточительство. И что? Живите экономно, мы ведь вам не мешаем, правда?
Элька прочитала, тряхнула рыже-зелеными бантиками, закусила губку и посмотрела та-а-а-акими глазами, что Бухарест-Синайский сию же минуту поменял расписание с завтрашнего дня на сегодняшний: даже день разлуки для бязевых сердечек невыносим, совершенно невыносим. Годы! Как вы там живете с этими вашими вроде бы настоящими сердцами? 
И вот поезд сказал «ту-ту», оркестр имбирвилльских котов-мальчиков сыграл «та-та», а элькино сердечко сделало «тук-тук».
Милая Элькина леди!
Мы очень надеямся, что вы услышали и ту-ту, и та-та и тук-тук.
Что ваше сердечко столь же нежно, как наши бязевые.
Что оно бьется сейчас в унисон с нашими.
Тук-тук-тук...
Джинджер Мотылек,
сентиментальный корреспондент газеты

Пфеффелька Элли.
Размер 18 см. Материалы пфеффелькины – бязь, флис, ленточки, пуговки-бубенчики, несколько драгоценнейших граммов счастья в придачу и неуемная любовь к той, для кого она сшита.
Живет в Кандалакше.
И да - мы точно знаем: сердечко ее хозяйки рыженькое - точно такое же, как и наше.


Комментариев нет:

Отправить комментарий